Выберите направление

Американский флот в порту Барселоны

en el barБарселона – город туристический. Вряд ли кто-то с этим будет спорить. Горожане даже жалуются, что из-за толп иностранцев по Рамбле просто невозможно спокойно пройти. В газетах ведется полемика: хорошо это или плохо, что город отдан на откуп туристам. С одной стороны — это доход в городскую казну, а с другой, неплохо бы вернуть город горожанам. Вот ведь до чего дошло… Если вы думаете, что так было всегда, то жестоко ошибаетесь. Еще каких-нибудь 60 лет назад об этих существах – туристах – здесь имели очень отдаленное представление. В те совсем недалекие времена в Испании правил режим диктатора Франко. Его политика в экономической сфере заключалась в стремлении к полному самообеспечению страны всеми необходимыми промышленными и сельскохозяйственными товарами. Что довело Испанию до практически полной изоляции и банкротства.
С целью поправить финансовое положение правительство заключило договор с Вашингтоном о размещении американских военных баз на территории страны и использовании военным флотом Америки семи портов Испании в обмен на экономическую и военную помощь. В их число попала и Барселона. В начале 1951 года военные корабли Америки вошли в порт, и моряки США впервые ступили на каталонскую землю. Вот с этого момента, как шутят горожане, и началась эпоха Барселоны туристической. На протяжении последующих 36 лет суда из-за океана швартовались в поen la Ramblaрту, пока взрывы, прогремевшие в 1987 году, не покончили с эпохой зависти и преклонения жителей Барселоны перед американскими моряками. Сейчас об этих страницах в истории горожанам неловко вспоминать, но… что было, то было. Однако все по порядку.
К началу 50-х годов в каталонской столице, так же как и во всей послевоенной Испании, бал правили голод и нищета. Даже представители высших кругов вынуждены были потуже затянуть пояса. Что уж говорить о простом люде, главной заботой которого была непрестанная борьба со вшами. Городские власти в свою очередь создавали одну комиссию за другой в надежде избавить город от расплодившихся в нем крыс.

В это тяжелое время в январе 1951 года и вошли в порт первые американские корабли. Их приветствовали 21-м залпом орудий с горы Монтжуик. «Добро пожаловать, мистер Маршал», – в стиле «а-ля-каталана». Огромная толпа горожан с нетерпением ожидала моряков на набережной. Жители буквально прыгали от радости и восхищения, завидев белокурых голубоглазых красавцев, затянутых в белую форму. Они были элегантны, и от них чудно пахло. Ребятня бежала вслед за моряками, выпрашивая монеты и жвачку (совсем как в нынешние времена в африканских странах). Были среди моряков и чернокожие хлопцы, они представлялись барселонцам чуть ли не инопланетянами: единственными известными им неграми в то время были кубинский певец Антонио Мачин и один из волшебных рождественских королей – Бальтазар.
Американцы покорили аборигенов тем, что в страну, едва начавшую избавляться от карточной системы, привозили с собой порошковое молоко, сыр и сливочное масло и раздавали эти деликатесы в школах. Кроме продуктов питания, американцы оставили на память о себе зажигалки Zippo, сигареты Lucky, рок-н-ролл и сальсу, джинсы и носки типа slip. Они также построили в Барселоне фабриcon chicasку по розливу кока-колы. Покупательная способность заокеанских гостей приводила в ступор местных жителей: Барселона была дешевой и славилась своими портными, американские офицеры заказывали сразу по полудюжине костюмов и покупали по десятку шелковых галстуков на подарки родственникам и друзьям.

Выйдя из шока, Барселона начала думать, чем она может удивить пришельцев из-за океана. Для моряков устраивали экскурсии в Пуэбло Эспаньоль и монастырь на горе Монтсеррат. Но вскоре хозяева поняли, что ни памятники, ни тем более монастыри парней, одетых в военную форму, не привлекают. Бравые американские ребята шустро проторили дорожку в Баррио-Чино (Китайский квартал), что находился в двух шагах от порта. Квартал хоть и назывался китайским, но китайцев в нем (оговоримся – на тот момент) было не больше, чем в Китай-городе средневековой Москвы, а прозвище свое район получил с легкой руки газетчиков. В годы первой мировой войны этот район трущоб и борделей славился на всю Европу разгульной жизнью. Один из репортеров того времени сравнил его с Чайнатауном – бандитским районом Сан-Франциско. К 50-м годам район обеднел и зачах. Большая часть проституток, лишившись доходов, эмигрировала во Францию.
Приезд американцев изменил положение. Все пришло в движение. Портовые власти распространяли между торговцами зоны брошюры, где указывали день прибытия кораблей в порт, время нахождения в нем и численность команды на каждом судне. Владельцы баров и ресторанов бросались на закупки алкоголя, парикмахерские наполнялись проститутками, магазины и лавки доставали из загашников последние модели нижнего белья. Торговцы рынка Бокерия вступали в сговор с девицами легкого поведения: те должны были уговорить своих клиентов остаться на ночь в их квартирах, и утром (по чисто каталонской традиции) пройтись с ними по рынку и сделать закупки на неделю, а то и на месяц. Каждый визит американского флота оставлял в городе от 1 до 2 миллионов песет. Проститутки в четыре раза увеличили плату для моряков: с 15 песет до 5 долларов (122 песеты) за «сеанс». Тут же появились первые рекордсменки. Рассказывали о девице с восточными чертами лица

Rambla

по прозвищу Кореянка. Она работала в знаменитом борделе El Jardín и за день принимала до 50 клиентов. Шустрые владельцы публичных домов, чтобы облегчить общение с клиентами, начали нанимать для девиц преподавателей английского языка.

Местное население с восхищением смотрело на моряков, до тех пор, пока восхищение не сменилось недоверием: воспитанные вежливые парни имели дурную привычку напиваться до чертиков и затевать драки между собой.
Однако хозяева баров, где это происходило, не были в претензии: наутро после грандиозной потасовки моряки, не протестуя, оплачивали все убытки. Денег с лихвой хватало и на восстановление сломанной мебели, и на покупку новой, так что скрытая вражда между белыми и черными моряками, приводившая к дракам, даже способствовала процветанию заведений. Цены в ресторанах и барах Барселоны казались американским морякам настолько смешными, что они позволяли официантам просить с них столько, сколько тем заблагорассудится, и не утруждались в проверке сдачи. Один из ушлых официантов хвастался тем, что умудрился скопить таким образом кругленький капиталец и на два года раньше положенного срока выйти на пенсию.

Роковое происшествие в порту Барселоны.

 

На площади Врата Мира (Portal de la Paz) в укромном уголке возле здания таможни почти напротив памятника Колумбу стоит скромный обелиск. Мало кто из нынешних жителей Барселоны знает, что поставлен он был в память о жертвах трагического случая. 17 января 1977 года в порт зашли два американских корабля USS Guam и USS Trenton. По сложившейся традиции члены экипажа, сойдя на берег, направились на поиски алкоголя и удовольствий в Баррио-Чино. Едва держась на ногах, возвращались они в 2.20 ночи на корабль. Катер со 150 пьяными моряками, столкнувшись с торговым судном Urtea, начала тонуть. Некоторым счастливчикам удалось вплавь вернуться на берег, кто-то был подобран местными рыбаками, подоспевшими вовремя. Три дня затратили спасатели на поиски утонувших. Результат оказался плачевным: 49 военных моряков погибли практически возле самого берега. Эти потери и по сей день считаются наиболее значительными в Североамериканском флоте со времен окончания войны во Вьетнаме! В память об этой мало героической смерти и поставили небольшой обелиск, что завершается скульптурой, символизирующей морские волны.

acsidenteТрагическое и нелепое часто идут рука об руку. Так произошло и в этом случае. Одного из моряков, не вернувшегося на корабль, посчитали жертвой трагедии. Однако к вечеру следующего дня незадачливая «жертва» объявилась на корабле живой и невредимой. В ту ночь моряк, вероятно, обошел все бары. Зайдя в очередной, чтобы пропустить последнюю рюмочку перед возвращением на корабль, он не смог найти выход, попав в кладовую, да там и заснул мертвецким сном. Обнаружив незваного гостя, хозяин, пожалев бедолагу, оставил того проспаться. На следующий день протрезвевший моряк узнал о том, что ему чудом удалось избежать смерти. В течение нескольких лет поддерживал он связь с хозяином бара, посылая тому подарки в благодарность за спасенную жизнь.
Время шло, взгляды в обществе менялись. Стало меняться и отношение жителей Барселоны к заокеанским визитерам. Участие во вьетнамской войне окончательно сгубила образ Соединенных Штатов. Со смертью Франко процесс отторжения начал развиваться еще быстрее.

monumento

Антиимпериалистическое движение и борьба против ядерного оружия также ускорили процесс. На стенах баров, часто посещаемых моряками, стали появляться листовки с антиамериканскими призывами. В октябре 1986 года было совершено нападение на Консульство США в Барселоне. Затем сработало взрывное устройство в здании, также занимаемом американцами. Окончательно связь с Барселоной оборвалась в 1987 году. В январе этого года в баре, облюбованном американцами, взорвались две ручные гранаты. Один из моряков погиб, пятеро были ранены. Соединенные Штаты сочли каталонскую столицу опасным для них местом. С тех пор американские корабли уже не заходили в порт Барселоны.

На память о них остались лишь воспоминания современников, пожелтевшие фотографии, да скромный обелиск на набережной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *