Выберите направление

Барселонская таверна «Четыре кота»

Pere Romeu

Вы можете представить себе, что пьете кофе в уютном ресторанчике в компании, например, с Пабло Пикассо? Это довольно несложно, стоит только побродить по улочкам Готического квартала, отыскать на одной из них (carrer Montsió, 3 bis) оригинальное здание в готическом стиле, где располагается бар-ресторан под чудным названием Els Quatre Gats – «Четыре кота». Сесть за столик, заказать чашечку кофе, оглядеться по сторонам и… окунуться в неповторимую атмосферу этого места. Здесь почти ничего не изменилось с тех пор, когда завсегдатаем таверны был Пабло Пикассо.
Началось все с того, когда в конце XIX века в Барселону из Франции вернулся никому не известный человек. В Париже он работал официантом и аниматором в знаменитом кабаре Le Chat Noir – «Черный кот». Вернувшись на родину, загорелся идеей открыть нечто подобное в Барселоне. Эдакое заведение для артистической богемы в стиле таверны с недорогой едой и живой музыкой. Звали его Пере Ромэу.
Эта идея пришлась по вкусу тем, для кого, собственно, и предназначалось заведение – людям из мира искусства: художникам Мигелю Утрильо, Рамону Касасу и Сантьяго Русиньолю. Вместе с Ромэу они принялись подыскивать подходящее помещение. Выбор пал на Дом Марти. В 1895 году архитектор Жозеп Пуч-и-Кадафалк, в то время молодой, но уже подававший надежды, получил заказ на реконструкцию этого дома.

casa Marti

Архитектор-модернист сделал его в изысканном псевдоготическом стиле, отделал керамикой и кованым железом.
В таком оригинальном здании и решили открыть таверну эти четверо: Ромэу, Русиньоль, Касас и Утрийо. Затерянное в узких улочках Готического квартала местоположение дома Марти их немного смущало. Друзья шутили, что никто сюда не забредет, кроме четырех котов… Почему четырех, да еще котов? Просто именно так говорят каталонцы, когда речь идет о малом количестве народа. Кроме того, коты не зря упоминались в названии, как вы помните, задумывалась таверна в стиле парижского «Черного кота». С другой стороны, и основателей было четверо…
Таверна открыла свои двери для посетителей в 1897 году. Объявление в шутливом тоне написал Сантьяго Русиньоль: «Людям с хорошим вкусом, которым нужна пища не только для желудка, но и для души…». Своеобразным девизом таверны стали строчки, выведенные на стене: «Для жизни нужна хорошая еда и побольше веселья» (L’ home que he vulga viure, Bons aliments y molt riure). Зал декорировали многочисленными эскизами, рисунками и афишами, для приглашенных музыкантов поставили рояль.
Для украшения зала Рамон Касас нарисовал огромных размеров картину, где изобразил себя самого и Пере Ромэу на велосипеде-тандеме.

Casas y Romeu

Шутливая подпись, сделанная автором, гласила: «Едешь на велосипеде, не держи спину так прямо», намекая на то, что ему приходится крутить педали, а Ромэу всего лишь позирует. В 1901 году эту картину сменила другая: «Рамон Касас и Пере Ромэу на автомобиле». Касас изобразил на ней себя и своего друга в меховых пальто, теперь уже едущих на автомобиле в компании с его любимой собачкой Зиемом на капоте. Машина, как ему представлялось, больше соответствовала веяниям нового века.

automobil
Несмотря на опасения организаторов, заведение тотчас стало популярным среди людей искусства – молодых и богемных. Вскоре оно превратилось в место столь сумасбродное, сколь и притягательное. Чтобы привлечь посетителей, организовали первую выставку картин, написанных художниками – завсегдатаями заведения. Начали давать представления китайского театра теней и театра марионеток. Неожиданно именно эти спектакли привлекли посетителей из числа буржуа. Целыми семьями они приходили в таверну, чтобы полакомиться горячим шоколадом и посмотреть представления. Для интеллектуалов устраивались тертулии – дружеские дебаты. Находилось множество желающих если не поучаствовать в них, то просто послушать умные смелые речи. Яростные споры затягивались порой до утра.
Слава заведения вскоре перешагнула границы Барселоны. На встречи с заезжими знаменитостями из мира искусства стекалось такое количество народа, что хозяину приходилось ставить дополнительные столы и стулья.

Tertulias
На второй год существования таверны в ней появился семнадцатилетний Пабло Пикассо. С восхищением слушал он речи длинноволосых, бородатых, небрежно одетых художников, с воодушевлением провозглашавших новые идеи в искусстве. Эта богемная атмосфера настолько пленила воображение молодого человека, что он попросил позволения написать портреты завсегдатаев, на что последние с удовольствием согласились.
1 февраля 1900 года прошла первая выставка художника, состоявшая из двадцати пяти картин: портретов художников и артистов, посетителей «Четырех котов». В подражание Тулуз-Лотреку Пикассо оформил обложку меню для таверны.

Pablo Picasso

С этого момента он стал неизменным участником «посиделок», которых, к сожалению, становилось все меньше и меньше. Новаторы-бунтари постепенно добивались известности и становились состоятельными. Ничто в них уже не напоминало тех революционеров, мечтавших разрушить старые догматические нормы в живописи. Теперь они стремились утвердиться в другом, более избранном обществе.
В 1899 году Пикассо уезжает в Париж, а вернувшись через два года, вновь приходит в «Четыре кота», надеясь окунуться в прежнюю атмосферу, но увы… Все изменилось в таком ранее необычном заведении. От духа свободомыслия, царившего здесь когда-то, не осталось и следа.
Опьяняющий период расцвета таверны закончился, как обычно бывает в таких случаях, долгим похмельем. Финансовое положение оставляло желать лучшего: Касас и Русиньоль большую часть времени проводили в Париже, подавляющая же часть посетителей норовила «посидеть» на дармовщинку.
Пере Ромэу оказался плохим управляющим, большую часть времени он проводил в разговорах с клиентами о том, как «лучше обустроить мир». Да и кулинаром он был неважным, меню ресторана оставляло желать лучшего. Он был больше артистом, чем бизнесменом, запрещая, например, официантам сметать паутину по углам, считая, что это (так же как неопрятный вид его хозяина) придает богемность заведению. Привыкший обслуживать артистов и ставить спектакли, он все больше стал превращаться в хозяина обычного ресторана, каких много в округе. В один прекрасный день (через 6 лет после открытия) Пере решил окончательно закрыть таверну.
Известие об этом очень огорчило барселонцев. В одном из журналов того времени опубликовали рисунок, на нем перед закрытой дверью таверны с табличкой «Сдается» горько плачут четыре кота.

gatos lloran

Рисунок сопровождало четверостишие, его можно перевести приблизительно так: «Пере нас оставил в дураках, найдется ли добрая душа, что возьмет нас под свое покровительство?»
Сам несостоявшийся коммерсант с жаром отдался другому виду деятельности: автомобилям. Он работал в гараже и участвовал в вошедших в моду автомобильных гонках, до того как умер в 1908 году от туберкулеза. Умер в бедности… «Он привык пить веселое вино из глиняного сосуда, но бензин его убил, – написал Сантьяго Русиньоль в конце взволнованной статьи в память о друге, – короткий опыт предпринимательства, короткая жизнь и большое сердце… Вспоминая о тебе, мы будем скучать о тех временах, когда наши мечты с легкостью воплощались в жизнь…»
Долгие годы заведение оставалось закрытым, и лишь относительно недавно (в 1993 г.) двери Els Quatre Gats вновь открылись для посетителей. Новые хозяева постарались как можно точнее воссоздать интерьер знаменитого ресторана. Все то же меню, оформленное Пикассо, та же надпись «Еду и выпивку подают в любое время», живая музыка по вечерам, как мечтал его основатель. Правда, паутины в углах вы уже не увидите, да и блюда приготовлены великолепно. Даже традицию представлений кукольного театра решили возродить нынешние хозяева, пригласив известную в Барселоне труппу Театра Бержес провести серию воскресных спектаклей.
На стенах так же висят две большие (в размер оригиналов) копии картин Касаса. (Оригинал одной из них, где друзья изображены на велосипеде, находится в Национальном музее каталонского искусства. Другая принадлежит потомкам Абадаля – пионера испанского автомобилестроения. Владельцы картины лишь изредка выставляют ее на всеобщее обозрение.)

Вечерами ресторан всегда полон. Атмосфера его и сейчас привлекает знаменитостей со всего мира. Пожилой официант, более 20 лет проработавший здесь, даже затрудняется перечислить всех известных людей, побывавших в «Четырех котах». Это и консулы Бразилии, Португалии, Китая, Японии, и даже Сильвия — королева Швеции, певец Пласидло Доминго, политики и футболисты.
Не обошли своим вниманием знаковый ресторан и известные голливудские режиссеры. Вуди Ален выбрал его для съемок одной из сцен своего фильма «Вики, Кристина, Барселона»: в главном зале две молодые американские туристки первый раз разговаривают с Хуаном Антонио.

Viki Kristina

Впечатление о съемках фильма испортил небольшой инцидент: взволнованная тем, что видит вблизи голливудскую звезду Скарлетт Йохансcон, кассирша ресторана робко подошла к ней с просьбой об автографе. Обескураженная, без желанного автографа, вернулась женщина на свое рабочее место. «Неприятная девица!» – вынесла она свой вердикт.

Отметил ресторан своим посещением и Роберт де Ниро, который находился в Барселоне на съемках фильма «Red Light» испRobert de Niroанского режиссера Родриго Кортеса. В один из дней он зашел пообедать в ресторан, где местные папарацци из числа официантов его и сфотографировали.

 

Одним из наиболее важных гостей ресторана называют экс-президента США Джимми Картера, по рекомендации своих детей пришедшего пообедать сюда летом прошлого года.
1 июня 2010 г. ресторан Els Quatre Gats получил заслуженную Международную премию из рук самого президента Женералитата Каталонии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *