Выберите направление

Кто платит, тот и заказывает музыку.

catedral 2

Гуляла я как то по Готическому кварталу, устала и присела на каменную скамью, одну из тех, что в большом количестве стоят напротив Кафедрального собора. Моими соседками оказались две мои соотечественницы, дамы зрелых лет. Из их разговора я поняла, что они отдыхали после экскурсии в этот самый собор. Запыхавшись, к ним подбежала подруга.
— Маш, ты где так долго была, все давно уже вышли, а тебя все нет.
— Где, где, Грааль искала.
— Ну и как, нашла?
— А как же, нашла, конечно, — хвастливо ответила она, — теперь будет о чем дома рассказать.
– Как? – всполошились подруги. – А как же мы? Грааль-то так и не увидели. Вера, бежим, у нас еще 5 минут есть.
Через некоторое время женщины вернулись умиротворенные.
– Эх, клуши мы с тобой деревенские, самое интересное-то чуть было и не пропустили.
Вот как все, оказывается, просто: весь мир с ног сбился в поисках легендарной святыни, а наши дамы раз-два и нашли. Вот уж воистину нашей женщине все по плечу: что коня на скаку остановить, что Грааль отыскать. Да не где-нибудь, а в самом сердце истоптанной толпами туристов каталонской столицы. Посмеялась я про себя, но не стала тетушек разочаровывать, пусть себе радуются.
А в барселонском соборе и без Грааля святынь хватает. Его-то, Грааль, как раз не здесь, а на горе Монтсеррат, что неподалеку Барселоны, лучше искать. Говорят, там, среди многочисленных хребтов и пещер, следы его затерялись. Положительного результата гарантировать не могу. Например, поиски Грааля Гиммлером, рейхсфюрером СС, закончились в свое время ничем. Но попробовать можно, вдруг да повезет.
Вот так сидела я, любуясь чудесным видом, развернувшимся передо мной. Воистину Кафедральный собор Барселоны – настоящая драгоценность, подаренная нам средневековыми зодчими. Вот только многие ли знают, что его изящный готический фасад был построен не в те времена, когда в строительстве царствовал этот стиль, а совсем недавно, в конце XIX века. Удивлены? Однако все по порядку.
Возводить собор начали в 1298 году. Не надо думать, что строили его на пустом месте, ничуть не бывало. Здесь с незапамятных времен стояла церковь, вот на ее основе король Хаиме II и приказал возвести самый главный в городе собор – Кафедральный. Сказано – сделано, не прошло и 150 лет, как собор уже стоял. Срок по тем временам незначительный. Оставалось соорудить главный фасад. Эскиз фасада, нарисованный на пергаментной бумаге, уже существовал, его еще в 1408 году придумал «маэстро Карли» (Карл Галтес) – архитектор, приехавший в Барселону из французского города Руана. Осталось воплотить идею в жизнь. Но, увы, в Европе разразился экономический кризис. Дела в Барселоне пошли не лучшим образом, и строительство пришлось заморозить. Роль главного входа в собор временно поручили выполнять вратам «Святого Иво», а стену для будущего главного фасада отштукатурили, да так и оставили стоять в ожидании лучших времен. Такой вы ее и видите на фотографии.

catedral vella
Вы спросите, какая может быть фотография, если речь идет о XV веке? А дело в том, что стоял собор в таком виде ни много ни мало – до конца девятнадцатого. Как тут не вспомнить поговорку «Нет ничего в этом мире более постоянного, чем временное».
Однако любому ожиданию приходит конец. Пришел он и этому долгострою. В 1885 году власти Барселоны надумали устроить в городе Всемирную выставку по примеру недавней в Париже, что привлекла в город множество именитых гостей со всего мира. «Чем мы хуже?», – решили барселонцы и начали усиленные приготовления. За 53 дня построили отель «Интернационал» для приема гостей (после выставки за такие же короткие сроки он был разрушен). Не были забыты и архитекторы-модернисты. По проекту Доменика-и-Мунтанера выстроили здание, где задумали открыть кафе-ресторан. Потом здание это получило название «Замок трех драконов» (разрушить его, к нашему счастью, рука властей не поднялась), там сейчас располагается зоологический музей.
Разбили чудесный парк на месте бывшей тюрьмы Сьютаделья (молодой Антонио Гауди принял участие в сооружении каскада на его озере). Привели в порядок набережную, очистив ее от складов с древесиной. Этот морской проспект и сейчас любимое место вечерних прогулок гостей со всего света. Для их развлечения пустили на воду стайку прогулочных корабликов «Ласточка» (Голондринос). Как заключительный аккорд приготовлений, в конце проспекта Рамбла возвели колонну высотой 60 метров со статуей Христофора Колумба наверху, ставшую затем одним из символов каталонской столицы. В общем, подготовились барселонцы на славу.
Не могу не отвлечься на минуту и не рассказать мало кому известный факт (впрочем, некоторые здешние историки считают, что это совсем не факт). Именно к этой выставке французский инженер Густав Эйфель предложил организаторам проект постройки в Барселоне 300-метровой башни. Однако членам мэрии затея эта показалась странной и дорогостоящей, притом никак не вписывающейся в городской ансамбль. Взамен высоченной металлической конструкции на входе в парк Сьютаделья было решено поставить Триумфальную арку. Эйфель, недолго думая, предложил свою идею властям Парижа, где через год, в 1889-м, в честь теперь уже следующей Международной выставки башню и поставили. Ее намеревались снести после окончания выставки, но парижане подняли свой голос в защиту. Так и стоит Эйфелева башня как символ города Парижа, а туристам из Барселоны ничего не остается, как, кусая от досады локти, фотографироваться на ее фоне.
После этого печально-лирического отступления вернемся к нашему рассказу.
Накануне выставки власти вспомнили, наконец, и о незаконченном фасаде Кафедрального собора. Почему бы не завершить этот долгострой к приезду гостей? Как-то очень уж неказисто выглядел фасад по сравнению со своими конкурентками – церковью Санта Мария дель Пи и ее подругой – церковью Санта Мария дель Мар.
Объявили конкурс между архитекторами на лучший проект фасада. В одном сомнения быть не могло: фасад должен сиять во всем великолепии готического стиля.
Архитекторы взялись за чертежные инструменты, и вот готовые проекты уже в руках судей. И разгорелись споры. По единодушному мнению, лучшим оказался проект Жоана Мартореля. Рисунок по задумке Мартореля выполнил его помощник Антонио Гауди.

fachada
Его собор, стройный и элегантный, устремлялся ввысь, в то время как остальные казались прижатыми к земле. Но… Это пресловутое «но». Украшение собора – величавый шпиль, по мнению судей, мог неимоверно повысить стоимость расходов на постройку. Как быть? Решили послушать, что скажет глас народа. Но и это не помогло. Как известно, чем больше людей, тем больше мнений. Конец спорам положил банкир Мануэль Жирона, взявший на себя все расходы по строительству нового фасада. Он-то и вынес окончательное решение в соответствии со своим, разумеется, вкусом.

Что ж, давно известно: «Кто платит, тот и заказывает музыку». Испанцы в этом случае говорят: «Quien paga manda» (кто платит, приказывает).

Manuel Girona

Банкиру приглянулся проект Джозепа Местреса, главного архитектора Кафедрального собора. Верхнюю часть фасада – шпиль – взяли из другого проекта, Августа Фонта. Фонту и Местресу было предложено объединить свои проекты в один.
Теперь самое время вспомнить об архитекторе из Руана – «маэстро Карли». Помните тот эскиз, нарисованный им на пергаментной бумаге в 1408 году? Именно его Джозеп Местрес и положил в основу своего проекта.
Итак, все разногласия были разрешены, фасад начали строить. Но, пока судили-рядили, время ушло, к выставке закончить фасад так и не удалось. Собор – это же не временное здание для нужд выставки, это – на века! Строили его, строили, и, наконец, построили к 1890 году. Но опять же не завершили: не хватало шпиля. – «Почему?» – спросите вы. А по одной простой причине: деньги закончились. И опять на помощь пришло семейство Мануэля Жирона. Теперь уже его дети Анна и Мануэль открыли свои кошельки.
Но вот, что интересно, когда устремленный в небо шпиль открылся взорам публики, оказалось, что высота его была намного больше, чем планировалось. Подозревали, что Август Фонт, вдохновленный идеей Жоана Мартореля, взял на себя смелость увеличить шпиль с 75 до 90 метров. На вершине его установили статую Святой Елены.
В 1913 году собор, наконец, завершили. Вот так, в общей сложности всего за какие-то 600 лет и был построен Кафедральный собор города Барселоны.
Каталонцы, рассерженные чужой медлительностью, говорят: «Sembla l’obra de la seu». Это выражение означает приблизительно следующее: «Не иначе как собор строят». Теперь-то вы понимаете, откуда оно пришло?
Что же до награды герою-меценату, его удостоили чести иметь усыпальницу для своей семьи в клуатре (внутреннем дворике) Кафедрального собора.

DibujoДумаю, самое время сказать хотя бы два слова о самом Мануэле Жирона – банкире и политике. Он был на удивление противоречивым человеком. Будучи владельцем «Банка Барселона», участвовал в финансировании необычайно важных для города проектов: нового городского порта, университета, театра Лисеу и многих других. Заплатил почти миллион песет за фасад Кафедрального собора и, тем не менее, прославился как невероятный скряга. О его скупости ходили легенды. В 1876 году, занимая пост мэра города, он как «рачительный» хозяин предложил построить ряд домов, идущих прямо по центру проспекта Гран Виа. По его мнению, проспект этот был слишком широк, незачем свободному месту зазря пропадать. Еще одной «блестящей» идеей было его предложение продать парк Сьютаделья, чтобы восполнить дефицит городского бюджета.
Прижимистым он проявил себя не только в решении городских проблем, но и в своем собственном доме. Рассказывали, что перед ужином, на который был приглашен премьер — министр Испании Кановас дель Кастильо, между хозяином и майордома состоялся такой разговор:
— Прикажете зажечь все лампы на люстре? – спросил слуга.
— Вот еще, хватит и половины, — ответил рачительный хозяин.
Вот послушайте, как знаменитый каталонский скульптор Вальмитжана отомстил Мануэлю Жирона за скупость. Вальмитжана изготавливал статуи для украшения фасада Кафедрального собора. Каждый раз, когда подходили сроки оплаты счетов за работу, мастеру приходилось месяцами обивать пороги дома мецената. Банкир с большой неохотой расставался со своими денежками. Вконец разозленный скульптор вылепил две фигурки банкира-скупердяя, крепко прижимающего к сердцу мешок с деньгами, и украсил ими шпиль собора.

Tocaño
Почему, спросите вы, Мануэль Жирона все же пошел на немалые расходы по строительству фасада? Что ж, вероятно, он мог бы заплатить и большую цену за право покоиться среди часовен всевозможных святых в клуатре Кафедрального собора.
Старожилы утверждают, что Антонио Гауди, впервые увидев законченный фасад собора, был очень разочарован результатом и поклялся никогда больше не ходить этой дорогой. Что ж, о нелегком характере архитектора вы, скорее всего, наслышаны. Судьба в лице его учителя и друга Жоана Мартореля (именно он порекомендовал кандидатуру Гауди автору проекта постройки храма Саграда Фамилия) дала ему шанс воплотить в жизнь свою идею того, каким должен быть католический собор. Вот уж где его гениальная фантазия развернулась во всю ширь! Даже недостроенный собор Саграда Фамилия (собор Святого Семейства) привлекает в Барселону туристов со всего света. Однако, несмотря на то, что великий архитектор любил повторять фразу о том, что ЕГО заказчик не торопится, вряд ли собору Святого Семейства удастся побить рекорд Кафедрального собора по долгострою.
Вот так сидела я на скамеечке, любовалась собором и думала о своем. И совсем чуть было не разморило меня на горячем испанском солнышке, если бы не одна мысль, никак не дававшая мне покоя: «И что же такое, там в соборе, могли принять наши кумушки за Грааль?» Не выдержала я, да и зашла еще раз в этот изумительной красоты собор. Зайдите и вы при случае. Не пожалеете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *